Контрольные, курсовые, рефераты, тесты – готовые и на заказ!
 Гарантия качества, доступные цены, индивидуальный подход
 Работы выполняют высококвалифицированные специалисты
Войти      Регистрация
 тел. 8-912-388-82-05
  std72@mail.ru
> 20 лет успешной работы
> 50000 выполненных заказов
Отзывы/вопросы

Форма входа



Главная » Учебно-методические материалы » ПРАВОВЕДЕНИЕ » Конституционное право: курс лекций

Лекция 3. Основы конституционного строя РФ. Становление конституционализма в России (2)
31.01.2012, 16:27

3.4. Нелегальные конституционные проекты

Обстановка нелегальности, в которой создавались проекты декабристов, могла предоставить их авторам  возможность действовать без оглядки на верховную власть, вследствие чего проекты  декабристов могли быть более прогрессивными по сравнению с легальными. В ходе анализа нелегальных проектов предстоит ответить на вопрос: так ли это на самом деле?

«Русская правда» П. И. Пестеля

«Русская правда» лидера Южного общества декабристов  П. И. Пестеля состоит из введения и десяти глав, разбитых на пара­графы.

Введение — произведение теоретико-правового характера, раскрывающее понятия власти, гражданского общества, правительства, народа, взаимоотношений правительства и народа, «государственного благоденствия», а также разъясняющее «необходимость Россию преобразовать и новые законы издать» и необходимость «Русской правды» и временного верховного правления. Кроме того, введение описывает структуру «Русской правды».

Глава первая посвящена границам государства и возможностям самоопределения больших и малых народов; описанию неразделимых (унитарных) и федеративных государств. Вторая глава содержит описание трех «разрядов» населения, проживающего в России: первый состоит из «коренного народа русского», второй — «из племен, к России присоединенных», и третий — «из иностранцев,  в России живущих». Кроме того, во второй главе автор рассуждает о законах. В третьей главе автор говорит о сословиях, «в Российском государстве обретающихся», и предлагает отменить сословное деление. Четвертая глава «рассуждает о народе в отношении к приуготовляемому для него гражданскому или частному политическому и общественному состоянию». В пятой главе автор подробно останавливается на гражданских правоотношениях. Шестаяседьмаявосьмая и девятая главы посвящены правительству «в отношении  к устройству и образованию Верховной власти», «в отношении  к устройству безопасности в государстве», «в отношении к устрой­ству благосостояния в государстве». В десятой главе — наказ для составления государственного уложения, «долженствующего  быть полным сводом всех законов и всех постановлений». В качестве заключения Пестелем предлагались выдержки из «Русской правды», содержащие «главнейшие определения и постановления».

«Русская правда» — пространный документ, содержащий как  рекомендации законотворца, так и теоретические обоснования данных рекомендаций, своего рода комментарий предлагаемых новелл.

Вызывает интерес определение государства через гражданское общество, предложенное автором проекта. Гражданские общества, «будучи устроены и в порядок приведены», получают название государств. Под термином «гражданское общество», как можно судить по смыслу «Русской правды», Пестель понимает объединение равноправных людей. Каждое право, по мысли Пестеля, должно быть основано на предшествующей ему обязанности. Иллюстрирует он это следующим примером: первоначальная обязанность человека — сохранение своего бытия. «От сей обязанности происходит право пользоваться для пищи плодами и прочими произведениями природы. Человек имеет сие последнее право только потому, что он обязан сохранять свое бытие». Отсюда следует, что гражданское общество Пестель представлял как объединение взаимообязанных индивидов, имеющих в силу этого равные права. Пестель выделял три категории прав и обязанностей  российских граждан:

— политические, «посредством коих определяются взаимные отношения народа с правительством и участие, народом в управлении принимаемое»;

— гражданские, «посредством коих определяются взаимные отношения граждан между собою и способы, коими собственность приобретается: как-то: правила родства, бракосочетания, опекун­ства, всякого рода договора и т. д.»;

— личные, «посредством коих определяются образ действия и существования граждан в тех случаях, когда они не находятся в непосредственном сношении ни с правительством, ни с другими гражданами  и когда дело идет об них одних, например, свободное вероисповедание, свободная промышленность, личная свобода и т. п.».

Личную свободу автор проекта рассматривает в качестве «важнейшего права каждого гражданина». Обязанность по обеспечению личной свободы возлагается на правительство. «Русская правда» предусматривает достаточно большое число гарантий соблюдения законности при задержании и судебном разбирательстве:

— задержание и лишение свободы должно производиться не иначе, как «законным образом и законным порядком»;

— правом брать граждан под стражу обладает только полицейское ведомство;

— в дом гражданина никто не может войти без его согласия;  «в случае же обязанности взять его под стражу  должна полиция предъявить ему письменное предписание от волостного правления или вышнего местного начальства об отводе его под стражу с объявлением причин»;

— «на улице и вообще вне частного дома может каждый гражданин под стражу быть взят и без письменного предписания; но о причинах сего с ним поступка должно быть ему письменно во всяком случае объявлено прежде истечения 24 часов, в противном случае должен он быть немедленно освобожден»;

— граждане могут находиться под стражей только в специальных «стражных домах»; и обращение с ними должно происходить «законным образом, под опасением строжайшей ответ­ственности»;

— содержащийся под стражей всегда может быть выдан  на поруки, за исключением случаев, когда вышестоящее должностное лицо «иначе прикажет», но в этом случае задержанному должна быть выдана  «засвидетельствованная копия с сего предписания»;

— законный порядок при рассмотрении каждого дела должен неукоснительно соблюдаться;

— «никто не может быть судим иначе, как по точным словам закона, и притом по законам, существовавшим прежде преступления, в коем он обвиняется, и не иначе быть обвинен, как когда его преступление совершенно доказано» и т. д.

О государственном устройстве Пестель рассуждает следующим образом: «С первого взгляда может федеративное устройство государства показаться удобным и приятным: ибо каждой области дает возможность действовать по своему усмотрению и своей воле; но… легко убедиться можно в решительном преимуществе неразделимого образования государства над федеративным, особенно применяя оное к России…»

Главными недостатками федеративного устройства Пестель считал следующие:

— «верховная власть по существу дела в федеративном государстве не законы дает, но только советы: ибо не может иначе привести свои законы в исполнение, как посредством областных вла­стей, не имея особенных других принудительных средств. …Ежели… область не захочет повиноваться, то, дабы к повиновению ее принудить, надобно междоусобную войну завести»;

— «особые законы, особый образ правления и особые от того происходящие понятия и образ мыслей еще более ослабят связь между разными областями»;

— «каждая область, составляя в федеративном государстве… маленькое отдельное государство, слабо к целому привязана будет и даже во время войны может действовать без усердия к общему составу государства. …Частное благо области, хотя и временное, сильнее действовать будет на воображение ее правительства и народа, нежели общее благо ее государства, не приносящее, может быть, в то время очевидной пользы самой области»;

— «слово "государство” при таком образовании будет слово пустое, ибо никто нигде не будет видеть государства, но всякий везде только свою частную область; и потому любовь к отечеству будет ограничиваться любовью к одной своей области».

Пестель признает пагубной возможность федеративного устройства Российского государства. По замечанию историка Н. Куприца, Пестель отождествляет федерализм с феодальной раздробленностью.

«Проект Конституции» Н. М. Муравьева

При анализе данного конституционного проекта необходимо  отметить, что он, в отличие от предыдущего, менее теоретизирован. Если «Русская правда» — произведение юридико-философского характера, синтезирующее современные автору представления, сложившиеся в гуманитарных науках, то проект Н. М. Муравьева прежде всего инструкция по устройству государственного управления и организации правоотношений.

Продекларировав в самом начале проекта, что русский народ, свободный и независимый, не есть и не может быть принадлеж­ностью никакого лица и никакого семейства, а также то, что народ является источником верховной власти, Никита Муравьев переходит непосредственно к роли отдельного человека в осуществлении  власти и управления.

Для обозначения  участия в делах управления Муравьев упо­требляет термин «гражданство». «Гражданство есть право участвовать в общественном управлении, определенном в сем уставе порядком, посредственно — то есть выбирать чиновников или их избирателей, или непосредственно — то есть быть избранным в какое-либо общественное звание, по законодательной, исполнительной или судебной части».

Граждане — те жители Российской империи, которые имеют право участвовать в государственном управлении. Для того чтобы быть гражданином, необходимо соответствовать следующим условиям:

— быть не моложе 21 года;

— иметь известное и постоянное место жительства;

— обладать «здравием ума»;

— обладать личной независимостью;

— исправно платить налоги;

— быть «непорочным пред лицом закона».

Иностранец, проживший в России не менее семи лет, имеет право просить у судебной власти предоставить ему российское гражданство. При этом он должен заранее отказаться «клятвенно от правительства, под властью которого прежде находился».

Иностранец, не получивший российского гражданства, «не  может исполнять никакой общественной или военной должности  в России — не имеет права служить рядовым в войске Российском и не может приобрести земель».

Проект Муравьева предусматривал временную и вечную утрату гражданства.

Гражданство терялось на время:

— судебным объявлением о расслаблении ума;

— нахождением под судом;

— судебным определением о временном лишении прав;

— объявленным банкротством;

— общественною недоимкою;

— нахождением в услужении при ком-либо;

— неизвестностью местопребывания, занятий и средств к пропитанию.

Гражданство терялось навсегда:

 — вступлением в подданство иностранного государства;

— принятием службы или должности «в чужой земле» без согласия своего правительства;

— приговором суда к «бесчестному наказанию»;

— если гражданин без согласия Веча примет подарок, пенсию, знак отличия, титло или звание почетное или приносящее прибыль от иностранного правления, государя или народа. 

Кроме политических прав, именуемых автором «правами Гражданства», автор выделяет категорию «личных прав Русских». Вернее, «права Гражданства» входят в категорию «прав Русских».

Русскими, по мнению автора, «почитаются все коренные жители России и дети иностранцев, родившиеся в России, достигшие совершеннолетия, доколе они не объявят, что не хотят пользоваться сим преимуществом».

Проект Муравьева закрепляет следующие личные права: свободу выражения мнения; свободу печати; право на справедливый суд; право на неприкосновенность жилища, корреспонденции; право «заниматься тем промыслом, который ему покажется выгоднейшим»; право собственности; право на объединения в общества и товарищества, «не испрашивая о том ни у кого позволения, ни утверждения, лишь б только действия оных не были противузаконными»; право обращений «к народному Вечу, к императору и правитель­ствующим сословиям держав» и др.

Автор проекта не только отметает мысль о возможности дальнейшего существования крепостничества в России, но и провоз­глашает: «Раб, прикоснувшийся земли Русской, становится свободным». Попытка сделать Россию гарантом свободного состояния человека могла обозначить прорыв на качественно новый уровень развития общества и государства.

Проект Никиты Муравьева отменяет и сословное деление. «Разделение между благородными и простолюдинами не принимается, поелику противно вере, по которой все люди братья,  все рождены благо по воле Божией, все рождены для блага и все просто люди,  ибо все слабы и несовершенны».

Административно-территориальное устройство России, по проекту Муравьева, состоит в следующем. Россия делится на 13 дер­жав, 2 области, 569 уездов или поветов, состоящих из волостей. Главами держав являются державные правители, о главах областей ничего не сказано, но, видимо, можно по аналогии называть их областными правителями.

Автор подробно рассуждает о должности ежегодно избираемого тысяцкого — главы уезда. В выборах его принимают участие только граждане. Желающему занять эту должность необходимо соответствовать следующим условиям:

— быть не моложе 21 года;

— иметь безупречную репутацию;

— владеть недвижимым имуществом ценою не менее 1500 фунтов чистого серебра (30 000 рублей серебром) или движимым ценою  не менее 3000 фунтов серебра (60 000 рублей серебром).

Тысяцкий осуществляет следующие функции:

— созывает граждан для выборов (например, депутатов в Думы держав);

— исполняет определения судей (так в тексте.— Л. С.); посылает «вызовы к суду»; составляет список присяжных;

— объявляет определения правителей держав;

— «собирает доходы общественные» (видимо, здесь речь идет как о казначейской, так и о фискальной деятельности);

— «наблюдает за общественными темницами и исполнением уголовных наказаний»;

— представляет требования уезда;

— «составляет два списка: тех из граждан уезда, кои владеют недвижимым имением ценою не менее 1500 фунтов чистого серебра или движимым ценою не менее 3000 фунтов чистого серебра;  2-й — тем, кои владеют недвижимым имением не менее 250 фунтов серебра или движимым не менее 500 фунтов чистого серебра». Граждане первого списка могли быть избраны депутатами Верховной Думы, правителями держав, наместниками державных правителей, тысяцкими, депутатами державных Дум и судьями державных судов. Граждане второго списка могли быть присяжными и избирателями. Граждане первого списка могли пользоваться правами граждан второго списка.

Жители каждой волости должны были избирать на год или более волостного старейшину. Он должен был не только заниматься управленческой деятельностью, но и «отбирать показания обывателей, имеющих недвижимую или движимую собственность», составлять списки граждан и представлять эту информацию тысяцкому.

На первый взгляд, декларация о всеобщем братстве отметается столь подробной структуризацией общества, выделением людей, которые «равнее прочих». Однако деление населения России на Граждан и Русских, на Граждан первого и второго списка не так уж сильно противоречит демократическим идеям проекта.

Граждане первого списка — это люди, из которых в случае  успеха декабристского движения могли быть сформированы исполнительные, законодательные, судебные органы. Высокий имущественный ценз — это единственная, хотя и весьма не надежная гарантия того, что во власть не придут люди, желающие за счет  занятия определенных должностей улучшить свое материальное  положение.

Имущественный ценз, ограничивающий распространение избирательного права и права на участие в отправлении правосудия  в качестве присяжного заседателя, также оправдан. Автор проекта, скорее всего, исходил из желания обеспечить максимальную независимость  избирателей, равно как и независимость, неподкупность суда.

Иные условия, ограничивающие распространение политических прав, тоже могут быть легко объяснены. Велика вероятность, что лица, находящиеся в услужении, будут разделять политические взгляды своих хозяев; лица, совершившие преступления, не могут пользоваться безграничным доверием общества, и т. д.

«Проект Конституции» Муравьева — документ информативно насыщенный. Автор проекта пытался охватить различные правовые ситуации, которые должны были возникнуть в случае успешного государственного переворота. В силу этого он шел от общего к частному, представляя картину будущего политико-правового устройства общества и государства. Подача обширного материала идет в свете представлений о гражданстве, о правах и об обязанностях россиян. Можно было бы говорить о том, что выбран не совсем удачный ракурс, но, во-первых, нельзя забывать о том, что при разработке документов такого масштаба выбор ракурса вообще чрезвычайно трудоемкое дело; а во-вторых, не следует игнорировать изменение юридической техники за почти два века, прошедшие со времени составления проекта. Конечно, проще было бы не делить граждан на разряды, а написать: «Лица, желающие занять должность державного правителя, наместника державного правителя, тысяцкого (и т. д.) должны владеть недвижимым имением ценою ..., отличаться беспорочным поведением, не состоять в услужении, не находиться под судом, не иметь недоимок...», но так можно рассуждать, ознакомившись с законодательным опытом, сформировавшимся к нашим дням. Нельзя забывать и о том, что Никита Муравьев обучался в Московском университете физике и математике, но отнюдь не правоведению. Однако сам факт того, что на чисто интуитивном уровне были разработаны оригинальные юридические кон­струкции, не может не вызывать восхищения.

Никита Муравьев предложил следующую организацию законодательной власти. Высшим законодательным органом является  Народное Вече, состоящее из Верховной Думы и Палаты народных представителей.

Палата представителей состоит из депутатов, избираемых каждые два года. Хотя в выборах депутатов принимают участие только граждане, имеется в виду численность населения в каждой державе. «Каждые 50 000 обывателей мужеского пола посылают в Палату представителей одного представителя. В числе сих 50 000 должно только полагать жителей, имеющих оседлость, по­стоянное жилище, не принимая в счет кочующих племен».

Иностранец может быть избран представителем не ранее чем через семь лет с момента предоставления ему российского гражданства.

Палата представителей должна была состоять из 450 депутатов.

Следом за описанием Палаты представителей Муравьев дает описание Верховной Думы. Она должна была представлять следующий состав: по трое граждан от каждой державы, двое граждан от Московской области и один гражданин от Донской области, то есть всего 42 человека.

Верховная Дума решает совместно с императором вопросы заключения мира,  назначения судей «верховных судебных мест», главнокомандующих сухопутных и морских сил и т. д. «Для сего потребно большинство — 2/3 голосов»,— делает оговорку автор проекта. Также в компетенцию Верховной Думы входит суд над  министрами, верховными судьями и всеми прочими сановниками империи, обвиненными народными представителями. Никто не  может быть объявлен виновным, если к такому решению не придут 2/3 членов Верховной Думы. Дума может только объявить подсудимого виновным и лишить его занимаемой должности и звания. Дальнейший процесс идет в соответствующих присутственных местах, с соблюдением правил судопроизводства, «с присяжными, по письменному обвинению верховного блюстителя (генерал-прокурора), который лично ответствует суду, когда обвинение окажется несправедливым. Осужденный государственный сановник подвергается казни, определенной законами (слово «казнь» употребляется, по-видимому, для обозначения наказания вообще).

Депутаты Народного Веча обладают неприкосновенностью; за свою деятельность они получают жалованье. Вече собирается не реже одного раза в год. Заседания обеих палат публичные, но на них не допускаются женщины и несовершеннолетние до 17 лет.

К компетенции Народного Веча относится:

— право издания Гражданского, Уголовного, Торгового и Военного Уложений;

— объявление войны;

— утверждение бюджета, все финансовые сборы и т. п.;

— избрание правителей держав;

— покровительство наукам и «полезным искусствам»;

— назначение регента или провозглашение наследника престола императором и т. д.

Во главе исполнительной власти, по мысли Муравьева, находится император. Император — верховный чиновник российского правительства, но не более. Его власть передается по наследству. Император имеет право:

— «останавливать действие законодательной власти и принуждать ее по вторичному рассмотрению закона»;

— вести переговоры с представителями иностранных держав.

Кроме того, он обязан представлять Народному Вечу отчет о состоянии экономики и политики России, наблюдать за исполнением законов, назначать судей «верховных судебных мест» и т. п.

Произведя обзор основных положений проектов декабристов, можно прийти к следующему выводу:

— они, несомненно, проникнуты гораздо большим духом свободы, чем проекты легальные, в них присутствует достаточное число положений, относящихся к правам человека;

— в части «административной» они с легальными проектами схожи, поскольку в них присутствует та же чрезмерная детализация отдельных вопросов. Можно ли эту чрезмерную детализацию объяснять недостаточностью законотворческих навыков П. И. Пестеля и Н. М. Муравьева (а равно и авторов официальных проектов)? Думается, такой подход был бы не совсем верным... При составлении законодательных документов такого уровня неизбежно желание автора «заглянуть в завтрашний день», в день, когда придет пора заниматься не теорией, а практикой конституционного строительства,  в связи с чем на законотворческую деятельность времени практически не останется. По сути дела, конституционные проекты первой четверти XIX века буквально воплощали идею о том, что Конституция содержит в себе все основные положения национального законодательства.

Подводя итог данному периоду российского  конституционного развития, нужно отметить следующее: «в остатке», то есть в сознании нынешних россиян, имеющих некоторое представление  об истории своей страны, можно обнаружить относительно верно закрепившуюся фразу: «Раб, прикоснувшийся земли Русской,  становится свободным» или, по крайней мере, след ее («Декабристы хотели сделать Россию страной без рабства», «Декабристы  хотели отменить крепостное право» и т. п.). В прошлом же идея  о свободе и равенстве всех людей, выраженная в  этой фразе, вплелась в правовую материю в 1861 году, с опубликованием Манифеста об отмене крепостного права. Тот факт, что в общественном сознании сохранились идеи свободы, равенства и ограничения верховной власти в связи с деятельностью декабристов, также позволяет отнести начало конституционного процесса в России к первой четверти XIX века.

Воплощение, в разных проектах по-разному, основных конституционных идей (права человека; демократия; крепко выстроенная, но ограниченная государственная власть; территориальная децентрализация; иерархия законодательных актов) свидетельствует о том, что в первой четверти XIX века сложились взгляды на Конституцию, сходные с современными, и вполне возможно заключить, что данные проекты, не реализованные сами по себе, оказались той  каплей, что камень точит. Они отозвались в последующих конституционных проектах (например, проекты 60—80-х годов XIX века  П. А. Валуева и М. Т. Лорис-Меликова), основных законах Россий­ской империи 1906 года, конституционных актах советского и со­временного периодов российской истории.

Думается, что сохраняются в настоящее время и те центральные проблемы российского общества (конечно, на качественно ином уровне), которые ставились и решались в первоначальных конституционных проектах: функционирование сильной, но ограниченной верховной государственной власти; обеспечение прав и свобод людей; укрепление правовых основ государственной и общественной жизни. Падение самодержавия оказалось радикальным способом ограничения верховной власти, который, как всякий радикальный проект, привел к обратным результатам при выходе страны из революционной фазы начала ХХ века. Возникла форма псевдомонархического правления, которую условно можно назвать генсекретар­ской. Ее слом на рубеже 80—90-х годов ХХ века обернулся установлением сильной президентской власти, в настоящее время продолжающей свое укрепление.

То же с сословным делением общества. Его отмена в ноябре  1917 года вовсе не привела к равновесности социальной структуры общества и равноприближенности (сегодня говорят о  равноудаленности) разных социальных групп к власти. Сословное деление, отмененное де-юре, сохранилось и сохраняется де-факто. Именно оно является опорой олигархически-клановой формы правления, изжитие которой составляет одну из задач современного конституционализма.

В то же время за двухвековой период российский конституционализм, пройдя длительный путь, все-таки устоялся, став реальным режимом общественно-политической жизни. Появилось и окрепло конституционное законодательство во главе с писаной конституцией. Верховная государственная воля вынуждена считаться с конституционными принципами и облекать свои действия в правовые  формы. Права и свободы индивидов перестали выступать исключительно в форме государственных дозволений, обретя свое закрепление в конституционном законодательстве. Отлаживается система разделения власти и территориальная децентрализация в формах федерализма и местного самоуправления.

Российский конституционализм на рубеже ХХ—ХХI веков стал реальностью. Он вышел на тот уровень, когда проблема закладки конституционного механизма уступила место проблеме его отлаживания и развития, перехода к тонким правовым регулировкам. Российский конституционализм выходит на тот уровень, на котором важны детали. Детали отличали, как показано выше, и ряд первых конституционных проектов, но теперь они важны в практической,  а не прожектерской плоскости. Резко возросло значение право­применительной практики, правового толкования, прецедентного мышления.

Но вряд ли мы имеем возможность, идя в наших размышлениях дальше, констатировать, что период становления конституционализма в стране завершен. Говорить о зрелости российского конституционализма пока рано. Идеи его не получили еще глубокого укоренения в обществе, прежде всего у правящих слоев. Граждане не готовы по-настоящему пользоваться своими правами и теми возможностями, которые им предоставляет правовая модель конституционализма. И, наверное, главное, что сближает современный этап со временем подготовки первых конституционных проектов,— отсутствие влиятельных и просвещенных опорных групп конституционализма, способных к его поддержке, укреплению и развитию. Выделенные нами группы, которые составляют социальную опору конституци­онализма, не способны в полной мере выполнить эту задачу. Конечно, это уже не «узкий круг далеких от народа» преобразователей, но еще и не прочный субъективный фундамент конституционализма. Российское общество в целом, как и два века назад и, естественно, ранее, остается патерналистским, не способным эффективно контролировать публичную власть и влиять на нее.

Таким образом, по нашему мнению, этап становления подлинного, зрелого, конституционализма, знающий двухвековую историю, продолжается. Российский конституционализм вырос из  пеленок чистых идей и прожектов, получил развитое правовое закрепление, однако не прошел еще необратимого укрепления в массовом и профессиональном сознании, не стал главным стержнем  реального политико-государственного процесса, не получил надежной опоры в социальной структуре общества. Только после решения названных задач можно говорить о завершении данного  этапа и переходе к фазе функционирования конституционализма в качестве самодостаточного, самонастраивающегося режима, обеспечивающего равновесное и поступательное развитие российского общества.





БАНКОВСКОЕ ДЕЛО
БУХГАЛТЕРСКИЙ, УПР. И ФИН. УЧЕТ
БЮДЖЕТ И БЮДЖЕТНАЯ СИСТЕМА РФ
ВЫСШАЯ МАТЕМАТИКА, ТВ и МС, МАТ. МЕТОДЫ
ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ
ДОКУМЕНТОВЕДЕНИЕ И ДЕЛОПРОИЗВОДСТВО
ИНВЕСТИЦИИ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ В ЭКОНОМИКЕ
ИССЛЕДОВАНИЕ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ
МАРКЕТИНГ
МЕНЕДЖМЕНТ
МЕТ. РЕКОМЕНДАЦИИ, ПРИМЕРЫ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЭО
НАЛОГИ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ
ПЛАНИРОВАНИЕ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ
ПРАВОВЕДЕНИЕ
РАЗРАБОТКА УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ
РЫНОК ЦЕННЫХ БУМАГ
СТАТИСТИКА
УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ
УЧЕБНИКИ, ЛЕКЦИИ, ШПАРГАЛКИ (СКАЧАТЬ)
ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ
ФИНАНСЫ, ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ И КРЕДИТ
ЦЕНЫ И ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ
ЭКОНОМИКА
ЭКОНОМИКА, ОРГ-ЦИЯ И УПР-НИЕ ПРЕДПРИЯТИЕМ
ЭКОНОМИКА И СОЦИОЛОГИЯ ТРУДА
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ (МИКРО-, МАКРО)
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
ЭКОНОМЕТРИКА
Оформить заказ
Ваше имя *
Ваш e-mail *
Контактный телефон
Город *
Учебное заведение *
Предмет *
Тип работы *
Тема работы/вариант *
Кол-во страниц
Срок выполнения *
Прикрепить файл
Дополнительные условия


Статистика
Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0