Контрольные, курсовые, рефераты, тесты – готовые и на заказ!
 Гарантия качества, доступные цены, индивидуальный подход
 Работы выполняют высококвалифицированные специалисты
Войти      Регистрация
 тел. 8-912-388-82-05
  std72@mail.ru
> 20 лет успешной работы
> 50000 выполненных заказов
Отзывы/вопросы

Форма входа




Лабораторная работа №5
19.10.2015, 11:38

Лабораторная работа № 5. Анализ позиций России в мировой торговле

Задание 1.  Опираясь на данные табл. 10, рассчитайте:

а) внешнеторговый оборот России в 2010, 2011 и 2012 гг.;

б) торговый баланс России за 2010, 2011 и 2012 гг.;

в) используя приведенные данные, сделайте сравнительный анализ развития внешней торговли России и 3–х стран СНГ (на выбор).

Таблица 10

Внешняя торговля Российской Федерации со странами СНГ (млн дол. США)

 

Экспорт

Импорт

2010

2011

2012

2010

2011

2012

Всего

59601

79435

78107

31728

44841

41642

Азербайджан

1562

2505

2844

386

572

564

Армения

700

785

915

159

209

301

Беларусь

18081

24930

24836

9954

14509

13118

Казахстан

10690

14174

15308

4449

6913

9926

Киргизия

991

1159

1634

393

293

196

Молдова

1108

1484

1609

421

469

477

Таджикистан

673

722

678

214

88,6

67,1

Туркмения

757

1155

1251

148

143

183

Узбекистан

1889

2106

2325

1557

1856

1391

Украина

23148

30492

27204

14047

20123

17980

Российский статистический ежегодник. 2013: Стат.сб./Росстат. – М., 2013.С.717

 

Задание 2. Изучите данные прил. 3, опираясь на представленные данные, охарактеризуйте специализацию России на мировом рынке. В чем состоят преимущества и недостатки данной специализации? Какие изменения произошли в товарной структуре экспорта России за период с 2000–2012 гг.? С чем связаны данные изменения?                                                                           

 

Задание 3. Изучите данные прил. 4, опираясь на представленные данные, охарактеризуйте структуру импорта Российской Федерации. О чем она свидетельствует? Какие изменения произошли в товарной структуре импорта России за период с 2000–2012 гг.? С чем связаны данные изменения?

Задание 4. Опираясь на представленные в прил. 5, 6 данные, перечислите 5 основных торговых партнеров России в 2012 году. Сравните эти данные с данными предыдущих лет и сделайте общий вывод.

 

Задание 5.  Проанализируйте материалы интернет–порталов за последний год, посвященные внешнеэкономической политики России, и ответе на вопрос: какая из двух тенденций – либерализация или протекционизм  – преобладает во внешнеторговом регулировании страны на современном этапе?

 

Задание 6.  Ознакомьтесь с материалами кейса и ответьте на вопросы.

Реальные выгоды от вступления в ВТО еще впереди

Год – слишком малый срок для того, чтобы серьезно рассуждать о последствиях членства в ВТО. После присоединения к этой организации не следует ожидать ни немедленных позитивных, ни немедленных негативных последствий, – такова общая закономерность для всех присоединяющихся стран. Заметные эффекты обычно наступают не менее чем через пять или более лет. Например, по оценкам Всемирного банка, через десять лет членство в ВТО будет приносить России до 11% прироста ВВП в год за счет позитивного влияния на инвестиционный климат. Однако никакие выгоды от присоединения к ВТО не наступают автоматически.

Дело в том, что участие в ВТО – процесс более сложный, чем присоединение к этой организации, ибо предполагает эффективное использование целого ряда инструментов торговой политики и торговой дипломатии. Вот эта, казалось бы, простая мысль, на самом деле еще не вполне овладела умами наших чиновников, ряда экономистов и представителей бизнеса. Здесь уместна известная русская пословица «Под лежачий камень вода не течет». То есть в ВТО надо постоянно работать, уметь адекватно оценивать конкуренцию на рынках и воздействие на нее принимаемых решений. Сошлюсь на некоторые примеры.

В сентябре 2012 года в РФ был введен утилизационный сбор на легковые автомобили. Очень быстро выяснилось, что схема его взимания с отечественных и иностранных производителей создает ситуацию прямого нарушения условий справедливой конкуренции или конкретных правил ВТО, от чего терпят ущерб иностранные поставщики. Правительство своевременно среагировало на ситуацию, подготовило необходимые законодательные поправки и передало их в Госдуму. Однако депутаты серьезно затянули (без каких–либо оправдательных причин) рассмотрение законопроекта. В результате дело дошло до подачи на РФ жалобы в Орган по разрешению споров ВТО со стороны ЕС. К этим претензиям в адрес России присоединилась Япония. Очевидно, можно было с самого начала не допустить введения этого налога в том первоначальном дискриминационном по отношению к нашим конкурентам виде.

Другой характерный пример. Невероятно много разговоров ведется вокруг рисков для сельского хозяйства в связи с присоединением к ВТО. Больше всего говорят о якобы несопоставимом уровне субсидирования агросектора у нас и в развитых странах, что лишает нас возможности успешно конкурировать в этой сфере на мировых рынках. Но вот, что любопытно: к примеру, в 2012 году государство выделило фермерам лишь около 5,4 млрд долларов прямых субсидий, в то время как по условиям  присоединения можно было дать до         9 млрд долларов. Следовательно, «виновата» вовсе не ВТО, а наш госбюджет, в котором почему-то не нашлось большей суммы на нужды села.

Наконец, еще один очень важный пример. По данным Счетной палаты на апрель 2013 года, у нас не были приняты нормативные правовые акты по учреждению постоянного представительства РФ при Всемирной торговой организации. Не был также решен вопрос об источниках финансирования юридического сопровождения участия российской стороны в работе органа по разрешению торговых споров  ВТО на период 2013–2015 годов. Попросту говоря, бюджетом пока не предусмотрено минимально необходимое обеспечение деятельности по нашему участию в ВТО, что выглядит более чем странно.

Все три приведенных примера свидетельствуют о серьезных недостатках в сложившейся системе госуправления. Это известная проблема, однако, присоединение к ВТО по-новому обнажает наши слабости. От того, насколько быстро мы их устраним, и будет, в конечном счете, зависеть успех нашего членства в ВТО, то есть размер тех выгод, которые мы должны получить.

Выбор защиты

Как было отмечено руководством РСПП в октябре 2013 года, большинство российских предприятий пока никак не ощутили на себе присоединение к ВТО. Это общая оценка. Вместе с тем, перед отечественным бизнесом сейчас встает ряд важнейших вопросов, на которые он должен научиться отвечать, а именно:

Как бороться с несправедливой практикой зарубежных конкурентов в отношении российских товаров?

Как не допустить введение ограничений?

Что предпринимается для снятия или либерализации уже действующих  ограничений?

Какие механизмы для борьбы с несправедливой ограничительной практикой существуют в ВТО, и что из этого арсенала можно использовать уже сейчас?

ВТО предоставляет целый арсенал мер защиты национального рынка: антидемпинговые, компенсационные, специальные защитные меры, которыми надо научиться пользоваться. Российским компаниям необходимо четко понимать возможности указанных инструментов и особенности их применения для защиты своих интересов. Уточню, что для введения этих мер сначала необходим сигнал со стороны бизнеса – раньше это было обращение в Минэкономразвития, теперь – в Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК). Для этого в разделе Департамента защиты внутреннего рынка ЕЭК опубликованы полные тексты Методических рекомендаций и пояснений, как обосновывать и куда направлять заявления для защиты своей продукции на внутреннем рынке Таможенного союза.

Разумеется, не только защита внутреннего рынка, но и снятие ограничений на внешних рынках в отношении наших товаров и услуг, а в перспективе завоевание новых рынков представляется важнейшей и амбициозной задачей в условиях членства в ВТО. И, надо сказать, в этом плане уже кое–что происходит. Накануне присоединения к ВТО Россия являлась одной из самых дискриминируемых экономик в мире. Ежегодный ущерб от всякого рода несправедливых ограничительных мер оценивался примерно в 2,5 млрд долларов. Так вот, уже в течение первого года нашего членства в ВТО удалось снять ряд таких мер, в частности, квоты на сталь в ЕС, ограничения по транспортным услугам, которые действовали в некоторых соседних странах, ограничения по продаже безалкогольных напитков в Киргизии.

Эта работа продолжается, но надо иметь в виду, что в дальнейшем она будет сложнее, возможно, в каких–то случаях для снятия действующих ограничений России придется обращаться в орган по разрешению споров ВТО. Не исключено, что в 2014 году российская сторона может предъявить свои претензии партнерам в рамках ВТО. Они, в частности, могут коснуться третьего энергетического пакета ЕС, применения в Евросоюзе так называемых энергокорректировок при поставке некоторых российских товаров и др.

Предложения на экспорт

Работа по продвижению наших товаров и услуг на внешние рынки идет постоянно – она велась еще до присоединения к ВТО, но сейчас наши производители и экспортеры получили гораздо лучшие изначальные условия в виде права свободного доступа на зарубежные рынки. Вопрос – в наличии у нас конкурентоспособных товаров и услуг, с которыми мы можем выходить на внешний рынок. Таковых сейчас, откровенно говоря, не так много, но они есть. Помимо металлургической продукции, удобрений, минерального сырья, лесоматериалов, мы уже являемся активными экспортерами сельхозпродукции, в частности, зерна. В последние годы мы вышли на рынки некоторых стран Восточной Азии, Ближнего и Среднего Востока с нашим куриным мясом, в ближайшие годы хотим поставлять его в страны ЕС. На очереди – свинина, ее тоже вскоре сможем экспортировать.

Стоит отметить, что у России огромный потенциал по сельскому хозяйству, может быть самый большой в мире. Вопрос  в реформировании нашей аграрной политики, но это отдельный серьезный вопрос.

Вообще же, по большому счету, мы сможем получить весомые выгоды от членства лишь при условии модернизационного сценария дальнейшего развития нашей экономики, который позволил бы нам производить высокотехнологичные товары и услуги с высокой долей добавленной стоимости. Но пока мы еще не перешли к этому сценарию.

Есть одно преимущество, которое мы получили буквально на второй день после присоединения – оно заключается в полноправном участии в переговорах внутри ВТО. На сегодняшний день это в первую очередь участие в переговорах Доха раунда. У нас есть своя позиция, свои предложения по таким острейшим вопросам повестки дня раунда, как борьба с протекционизмом, упрощение процедур торговли и т.д. Работа внутри ВТО – важнейшая составная часть всей деятельности, связанной с членством любой страны в этой организации. Именно эта работа позволяет решать важнейшие для страны долгосрочные торгово–экономические задачи.

Наше законодательство было приведено в соответствие с принципами и правилами ВТО еще в период переговоров о присоединении. Соответствующие нормы включены в национальное российское законодательство, и теперь они будут действовать и в спорах хозяйствующих субъектов на территории РФ, которые являются компетенцией арбитражных судов.

Разумеется, все  перечисленные задачи могут успешно решаться при условии надлежащего кадрового обеспечения нашего участия в ВТО.  На данный момент у нас не хватает квалифицированных кадров в сфере торговой политики и особенно права ВТО. В России на сегодняшний день такие кадры готовятся в лишь в трех–четырех университетах Москвы и Санкт–Петербурга, что нельзя считать удовлетворительным для такой экономики, как российская, в которой внешняя торговля занимает  видное место.

В завершении можно сказать, что став членом ВТО, мы получили современный инструмент для обеспечения наших торгово–экономических интересов, однако грамотно использовать его в полной мере пока не удается. Хочется верить, что в недалеком будущем ситуация изменится. И Национальному исследовательскому университету Высшая школа экономики, а именно его выпускникам, которые отдадут предпочтение торговой политике и праву ВТО, предстоит сыграть в этом существенную роль.

Источник: Портанский А. Реальные выгоды от вступления в ВТО еще впереди / Материалы сайта «Открытая экономика». – [Электронный ресурс] – Режим доступа:http:// www.opec.ru/1605530.html

Вопросы для обсуждения

1. Каковы основные преимущества и недостатки вступления России в ВТО?

2. Изменит ли вступление России в ВТО российскую отраслевую структуру экономики?

3. Каковы основные препятствия остаются на пути вступления России в ВТО?

 

Задание 7. Ознакомьтесь с материалами кейса и ответьте на вопросы.

Кейс. «Бог не выдаст, ВТО не съест»

Российское свиноводство — прекрасный модельный объект для исследования экономического эффекта от вступления в ВТО. Отраслевой инвестиционный бум 2006–2012 годов помог отрасли неплохо модернизироваться и построить современные свиноводческие комплексы. Еще немного — и российский производитель на 85% обеспечил бы потребности внутреннего рынка... Но даже при всем этом подготовиться к снятию международных торговых барьеров в полной мере все равно не удалось: игроки несут убытки и сворачивают программы развития. Получится ли у них выправить ситуацию?

О судьбах отрасли глава Национальной мясной ассоциации (НМА) привычно рассуждает в масштабе столетий и глобальных процессов. Высокорисковым бизнесом свиноводство было всегда, говорит он, но если в XX веке оно при этом было очень рентабельным, то в XXI — хорошо, если не убыточным. Свиноводы зависят сразу от двух очень волатильных рынков — мяса и зерна. Плюс отраслевые риски, связанные с эпизоотической ситуацией. Нарастающая на мировом рынке конкуренция постепенно должна привести к тому, что в отрасли останутся только крупные и вертикально интегрированные игроки.

Российские свиноводы после вступления в ВТО оказались не в равных условиях со своими зарубежными конкурентами. Европейские и североамериканские производители свинины в основной своей массе уже вышли из инвестиционной фазы, расплатились по кредитам и активно развиваются — причем при поддержке государства (например, в США на дотации агросектору тратится около 10% бюджета). В России же государство начало масштабно поддерживать сельское хозяйство лишь с середины 2000–х, да и то вынужденно, поскольку отрасль находилась в полном упадке. Достаточно сказать, что годовое промышленное производство свинины за период с 1992 по 2005 год сократилось в 4 раза — с 1,6 до 0,4 млн тонн.

Государство начало субсидировать свиноводам процентные ставки по кредитам на строительство новых животноводческих комплексов, однако решающим фактором все–таки стали меры по защите отечественного рынка, говорит главный эксперт Национального союза свиноводов. В 2010 году были увеличены таможенные пошлины на ввоз живых свиней и свиных субпродуктов до 40 и 22% соответственно. Сократились также квоты на ввоз свинины, а пошлина на сверхквотную свинину была увеличена до 75%. Это дало свиноводам хорошую защиту, особенно от импортного «живка»: до этого европейские производители завозили в Россию живых свиней с таможенной ставкой всего 5% против 75% для сверхквотного импорта, забивали их здесь и продавали мясо — то есть фактически действовал постоянный канал для ввоза свинины сверх квоты в страну (не случайно в период с 2007 по 2009 год поставки живых свиней из Прибалтики, Польши и Германии утроились).

За счет эффективного таможенно–тарифного регулирования рынка удалось сделать отрасль инвестиционно–привлекательной — ограничение сверхквотного импорта обеспечило высокую рентабельность производителям. Этот механизм для привлечения инвестиций в сельское хозяйство применялся в Европе для восстановления сельскохозяйственной отрасли.

Он сработал и в России: по данным НСС, с 2006 по 2012 год в отрасль было привлечено более 300 млрд рублей инвестиций, в том числе 240 млрд льготных кредитов и 60 млрд собственных средств предприятий. Появилось более 750 современных объектов свиноводства — за счет ввода новых и реконструкции старых. Индустриальное производство свинины выросло в 3,8 раза — до 1,6 млн тонн в убойном весе. А общее производство выросло на 67%.

Можно говорить о том, что за этот период в России был создан новый сектор эффективных свиноводческих предприятий промышленного типа, на который, по оценкам Мясного союза, приходится сегодня почти 53% общего объема производства свинины.

Казалось, все идет к достижению цели, поставленной национальной доктриной продовольственной безопасности от 30 января 2010 года: вслед за производителями птицы российские свиноводы должны были выйти на уровень 85–процентного, а потом и полного импортозамещения. Увы, ничего не получилось: сейчас собственное производство свинины в России покрывает потребности рынка примерно на 60%.

В августе 2012 года, после официального присоединения России к ВТО, импорт свинины немедленно перешел в контрнаступление. Тарифная пошлина на ввоз «живка» снизилась до 5%, а пошлина на охлажденную и замороженную свинину была и вовсе обнулена (прежняя ставка — 15%). Кроме того, таможенный тариф на внеквотный ввоз свинины снижен с 75 до 65%.

Самая серьезная угроза для отечественных свиноводов — импорт «живка», поскольку производители из ЕС потенциально могут ввезти в Россию до трети объема, необходимого нашему рынку). Однако пока от этого спасает запрет Россельхознадзора на импорт живых свиней из Евросоюза в связи со сложной эпидемиологической ситуацией в Европе.

Ошибки, допущенные в ходе переговоров по вступлению в ВТО, за год членства в этой организации успели встать в полный рост и как следует потрепать отечественных производителей. Для российского свиноводства такой ошибкой стало обнуление пошлины на «заморозку». Прежнее значение в 10% было бы честно и в самый раз, считает представитель Национальной мясной ассоциации. «Ноль дает слишком большое преимущество импортерам, — говорит он. — То есть даже если внутренние цены падают, в такой ситуации импорт все равно продолжает идти в страну, и ничто его не притормаживает».

Помимо этого, «забыли» договориться о квотировании производных от убоя свиней (шпиг, пищевые субпродукты т. д.); рост же такого импорта грозит негативно повлиять на перерабатывающую отрасль, а потом рикошетом опять–таки ударить по свиноводам. При этом пошлины на ввоз субпродуктов снизились с 25 до 15%. «Это символическая пошлина: вези сколько хочешь», — комментирует  гендиректор компании «Мираторг», лидера российского рынка свинины (доля — 11,4%).

Ранее благополучный свиноводческий сектор стал подавать тревожные сигналы со второй половины прошлого года: все заговорили о кризисе в отрасли. Импорт в сентябре–декабре, по данным информационно–аналитического агентства ИМИТ, увеличился на 28,3% по сравнению с аналогичным периодом 2011–го. Импортеры аккумулировали объемы, дождались снижения пошлин, а потом «вывалили» все сразу на российский рынок.

Последствия были предсказуемыми: рост импорта обрушил цены на свинину на внутреннем рынке — на 24% за живых свиней и на 20,3% за полутуши (данные ИМИТ). В этом году снижение продолжилось.

Ладно бы это были только цены на свиней: ситуацию усугубил зерновой кризис (75% в структуре себестоимости свиноводов занимают затраты на комбикорма). Из–за засухи в 2012 году валовый сбор зерновых в России оказался меньше, чем в 2011–м, на 25%; собрали не более 71 млн тонн. Дефицит сырья привел к росту цен на все виды зерновых. Например, к февралю этого года стоимость килограмма фуражной пшеницы в ЦФО достигла исторического максимума — 11,2 руб.

Российские свиноводы попали в «ножницы»: импорт обвалил цены на их продукцию, а дорожающие зерновые увеличили себестоимость. По данным «НЭО Центра», себестоимость свиней в живом весе у крупных промышленных комплексов подскочила с 45–55 до 55–60 руб. за кг. До вступления в ВТО отечественные свиноводы могли похвастаться высокой доходностью — 30%, а по крупным свиноводческим комплексам — 35–45%. Хотя и здесь были свои чемпионы, и наилучшие результаты демонстрировали диверсифицированные агрохолдинги. Так, у лидера отрасли агрохолдинга «Мираторг» показатель рентабельности EBITDA по направлению «свиноводство», согласно данным РСБУ, в 2011 году составил 56%.

В последнем квартале 2012 года сектор уже демонстрировал отрицательную доходность — минус 17%, а в следующем — уже минус 20%. «В первом квартале этого года никто в свиноводстве уже не зарабатывал, у нас тоже оно было убыточным», — признает представитель «Черкизова» (доля рынка — 5,5%). По его данным, в первом квартале себестоимость у эффективных производителей была 60–65 рублей, а рыночная цена — 55 рублей за кг без НДС. «Мираторг» не уходил в минус, однако снизил рентабельность. «Но мы — отдельная история, — говорит глава «Мираторга». — У нас большая вертикаль бизнеса. Однако проблемы на рынке зерна и на нас влияют: мы не полностью им себя обеспечиваем». Гендиректор «Камского бекона» (1,7% доля рынка), сообщает: «Мы по первому кварталу получили приличный убыток — на уровне 12% минусовой рентабельности».

Хотя громких банкротств, связанных с кризисной ситуацией в отрасли, не было, многие компании не скрывают, что переживают ее тяжело. Впрочем, речь пока не идет о полной заморозке инвестпрограмм и остановке начатых проектов. «Но желание развиваться в свиноводстве пропало, — признает руководство «Мираторга». — Докатываем начатые проекты, на которые было открыто финансирование, но нового не начинаем». Похожую позицию заняли почти все крупные игроки в отрасли. «Это связано прежде всего с политикой развития компании, а также резко меняющимися рыночными условиями, изменениями в структуре и форме поддержки сельского хозяйства государством», — поясняет директор по экономике и финансам ГК «Агро–Белогорье».

Холдинг «Агропромкомплектация» не стал «замораживать» инвестпрограмму: сейчас компания строит в Курской области два свиноводческих комплекса, а в следующем году планирует запустить племенную свиноферму и хладобойню производительностью 300 голов в час. «Мы не корректируем свою инвестиционную деятельность с учетом вступления России в ВТО, хотя трудности по этой причине испытываем немалые», — говорит гендиректор компании.

Весна 2013 года все–таки дала российским свиноводам возможность перевести дух (хотя вряд ли надолго).

Во-первых, низкие внутренние цены привели к снижению объемов импорта. По субпродуктам и охлажденной и замороженной говядине за январь-апрель — на 13% по сравнению с тем же периодом прошлого года (то есть эпохи «до ВТО»). «Живок» импортерам тоже стало возить невыгодно. Закупочная цена на него на рынке опустилась до 58 рублей. С расходами на доставку цена импортной свинины получается в пределах 70 рублей, поэтому ее сейчас не выгодно поставлять в Россию. Даже белорусы сократили поставки, потому что стали неконкурентоспособны по цене.

Во-вторых, стала выправляться ситуация на рынке зерна — и цены пошли вниз. Фуражный ячмень, например, используемый при изготовлении корма для свиней, подешевел за февраль-март на         9–10%. Эксперты предрекают дальнейшее снижение цен на зерно, поскольку в этом году в России ожидается хороший урожай — на уровне 90–95 млн тонн.

Наконец, весной начался сезонный всплеск спроса на свинину, связанный с периодом праздников (майские пикники) и окончанием Великого поста. Цены на товарных свиней стали подрастать. Сегодня они составляют в среднем 73,3 рубля за кг (данные ИМИТ). «Сейчас мы работаем уже не в минус, а в ноль», — говорит представитель «Черкизово». По мнению аналитиков ИМИТ, средняя рентабельность в отрасли составляет сегодня 10–15%. Однако руководство  «Камского бекона» считает, что при такой цене на свинину производителю можно только выживать, а не развиваться.

Снижение цен на внутреннем рынке из–за снятия международных торговых барьеров — «классический» эффект ВТО, о котором известно всем. Почему отрасль, которая неплохо модернизировалась перед вступлением России во Всемирную торговую организацию, все–таки пережила шок?

Глава НМА оценивает влияние «фактора ВТО» на снижение цен на товарных свиней лишь на 30%. То есть рост импорта утянул цены вниз лишь примерно на 10 рублей за кг. А снижение еще на 20 рублей стало следствием того, что отрасль не имела достаточно развитой инфраструктуры по убою, разделке, упаковке свинины и продвижению продукции на рынок. «У нас мясные прилавки даже в федеральных сетях иногда выглядят крайне не привлекательно», — комментирует он. По его утверждению, все последние годы основные инвестиции участников рынка шли в увеличение производства товарных свиней и снижение себестоимости; при этом было построено лишь два крупных убойных предприятия (холдингами «Агро-Белогорье» и «Мираторг»), не считая модернизации ряда существующих. «А если предлагаемые на рынке свиньи намного превышают имеющиеся для их разделки мощности, то цены на товарных свиней могут падать на десятки процентов в течение недели, что и произошло в России», — констатирует эксперт.

Строительство современных боен — дорогостоящие проекты. Причем если для свиноводства есть программы поддержки, льготное кредитование и т. д., то на убой и другую инфраструктуру государство ничего не предусмотрело. Компании строят за счет собственных средств, поэтому прирост мощностей медленный. «Учитывая большое число свинокомплексов, введенных в эксплуатацию за последний год, при дальнейшем росте производства свинины для ее переработки потребуется ежегодное увеличение производственных мощностей для убоя около 2 млн голов, — считает руководитель «Агро-Белогорья». — Для производства конкурентоспособной продукции эти мощности должны быть адаптированы под глубокую переработку».

Кроме того, свиноводческие компании в последние годы, как утверждают эксперты, наращивали мощности, не очень–то задумываясь о каналах сбыта, а также об особенностях требований переработчиков и боен, которые нуждаются в сырье совершенно разного свойства. Проблема, по его убеждению, в том, что не сформирована еще связь между производителями свиней, переработкой и розницей. Свиноводам нужно учиться бороться за рынок, забирать свою долю у птицы и говядины.

Высокие цены — до 90 рублей за кг — стимулировали внутреннее производство, что, как думает эксперт, привело к избыточному предложению. «Между прочим, в бизнес–планах средняя цена закладывается на уровне 75 рублей», — говорит он.  Гендиректор  «Камского бекона» соглашается: цены были завышены. «80 рублей — справедливая цена, — поддерживает представитель «Агропромкомплектации». — Достаточная, чтобы выплачивать проценты по кредитам, заниматься расширенным воспроизводством. Но эту цену дадут только за качественную тушу — при толщине шпика не выше 2,5 см и хорошей генетике».

Выходит, первый год членства России в ВТО высветил узкие места отрасли и показал направление, в котором стоит развиваться. Эту мысль подтверждает то, что рост индустриального свиноводства все–таки продолжился, несмотря на проблемы в секторе. По данным аналитиков, в 2013 году оно уже прибавило в среднем по стране 30% к прошлогоднему. Правда, эксперты этот рост называют «инерционным».

Общее предложение на рынке сегодня увеличивается также за счет того, что неэффективные игроки — мелкие фермы, подворья со старой генетикой и технологиями — стали «сбрасывать» поголовье и забивать свиноматок, как только конъюнктура на рынке развернулась к худшему. «Это дало рынку 30% товарной нагрузки», — полагают эксперты.

Сегодня инвестиционная привлекательность сектора падает. По данным аналитиков ИМИТ, в конце 2012 года в отрасли заявлялось по 15–16 новых инвестпроектов в месяц, в апреле же — только 4. Было несколько случаев приостановления проектов,  а один проект перепрофилировали из свиноводческого на производство говядины.

Глава «Мираторга» полагает, что условия, в которых работают российские производители свинины, изначально хуже, чем у иностранных конкурентов, из–за высокой доли в структуре себестоимости тарифной составляющей и стоимости капитала. Попробуй поконкурируй, если в США газ и ГСМ на 10–15%, а электричество — на 20% дешевле, чем в России, замечает представитель «Агропромкомплектации». Между тем по производственным показателям, уверен он, наши производители западным конкурентам вряд ли уступают: у его компании конверсия корма — на уровне мировых стандартов. «На Троицком свинокомплексе в Курской области мы по генетике даже превзошли американцев, канадцев и европейцев, — гордится он. — Конверсия там составляет 2,45. Западники приезжают и завидуют нам. Они строились пятнадцать лет назад, теперь их технологии и оборудование — вчерашний день».

Была ли какая–либо помощь свиноводам от государства? До сих пор предприятия получили лишь дотации в качестве компенсации за удорожание кормов — по 9 рублей на кг за последний квартал 2012 года. «Этого не хватило, чтобы покрыть убытки», — говорят игроки.

Понятно, что одноразовыми инъекциями проблемы свиноводов не решить, и необходимы более масштабные меры. По словам экспертов, до последнего времени поддержка сектору оказывалась в виде субсидирования ставки по инвесткредитам и помощи в рамках региональных экономически значимых программ. Но необходимо переходить от поддержки «на развитие» к прямой — например, выплачивать субсидии на килограмм товарного мяса в размере 5 рублей. Это позволит частично компенсировать свиноводам выпадающие доходы вследствие вступления в ВТО. Эти средства помогут предприятиям вовремя расплатиться с кредитами, под держку будут получать производители, а не банки, как это происходит сейчас. «Сейчас эта мера обсуждается, — сообщает эксперт. — Есть уже взаимопонимание между Минсельхозом и Минэкономразвития. Минфин, разумеется, против. Но без такого сигнала бизнесу — только на обещаниях — ситуацию с затухающими инвестициями не изменишь». По словам Новикова, государство могло бы поддержать свиноводов дотацией в размере не менее 15 рублей на килограмм привеса при рентабельности в 15–18%: это позволило бы компаниям развиваться.

Но пока новых мер поддержки не принято. Впрочем, крупные компании продолжают отстаивать свои интересы: так, высказывается предложение о господдержке не только производства свинины, но и переработки. «В таком случае крупные компании, имеющие перерабатывающие мощности, смогут повысить рентабельность», — говорит аналитик из ИМИТ.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ?

По идее, для крупных игроков рынка в сложившейся ситуации есть определенный позитив. «Рынок немного расчистился: с него ушли компании слабые, с менее диверсифицированным бизнесом и невысокой эффективностью», — комментирует представитель комплекса «Черкизово». Но без серьезной господдержки вряд ли даже крупные компании будут эффективными, уверены участники рынка. «Мы свою долю не стремимся сейчас увеличивать, потому что она может быть убыточной», — говорит руководитель «Мираторга».

У средних компаний есть путь развития и выживания на рынке — открывать новые направления или даже полностью перепрофилироваться. «Из–за роста цен на зерно мы постоянно расширяем посевные площади, но понятно, что резко это сделать не получается», — говорит  представитель «Рюрик–Агро».

«Камский бекон» планирует диверсифицироваться — развивать глубокую переработку мяса. В следующем году компания откроет производство мясных полуфабрикатов и колбасных изделий. «Мы вынуждены это делать из–за рыночной ситуации, — объясняет руководство «Камского бекона». — Все–таки цены на рынке полуфабрикатов пока не очень волатильны. Таким образом, у нас появится конкурентное преимущество». Однако компания не планирует снижать и общий объем производства свинины: посчитали — и поняли, что это не сулит выгоды.

А вот в сегменте личных подсобных хозяйств, выращивающих свиней, и мелких неэффективных ферм объемы производства неизбежно будут снижаться, уверяет Екатерина Михалева из «НЭО Центра» (по состоянию на апрель 2013 года в ЦФО их доля составляет 10%, в РФ — 27%). Это и есть основные пострадавшие в отрасли от вступления в ВТО.

Не случится ли так, что нынешний «инерционный» рост объемов производства свинины все–таки остановится под натиском импорта? Эксперты не исключают, что с 2015 года такое возможно. По оценкам Национальной мясной ассоциации, сегодня на неэффективных фермах производится не менее 600 тыс. тонн свинины в убойном весе, еще 900 тыс. тонн, по данным Росстата, — в личных подсобных хозяйствах. Если из полутора миллионов с рынка уйдет 600–700 тысяч тонн, чем это будет восполнено? Банки уже неохотно выдают кредиты на строительство новых объектов в свиноводстве. Пока не ясно, насколько долгосрочно повлияет на рынок вступление в ВТО, как будет развиваться растениеводство, какими окажутся урожай и цены на корма. Но самое главное — пропадает уверенность, что государство в полном объеме и без задержек будет выплачивать субсидии по процентам по инвестиционным кредитам. В ряде регионов ситуация уже обострилась в связи с нехваткой бюджетных ресурсов. Производители начинают допускать просрочки по обслуживанию кредитов, а это автоматически означает отказ в будущих субсидиях. Круг замкнулся. Эксперт из НСС убежден, что спад производства после 2014 года неизбежен, так как 80% инвестиций в новые мощности в 2013 году приостановлены.

Ждать быстрых перемен к лучшему производителям не приходится. По прогнозу ИМИТ, уже этой осенью цены на свинину могут упасть на 15–20%: после весеннего оживления снизится потребительский спрос и будет ощущаться давление импортной продукции на рынок, хотя и не так сильно, как в прошлом году.

Уровень цен и общая ситуация на рынке не позволят свиноводам в ближней перспективе выйти на прежний уровень рентабельности. К 40–45% она не вернется — максимум 20–30%, с учетом субсидирования процентной ставки по кредитам и при условии хорошего урожая в 2013 году. Если же рентабельность вообще не будет расти и сохранится в среднем на уровне 10%, как сегодня, то сроки окупаемости инвестпроектов в свиноводстве могут увеличиться, перевалив за 10 лет (при 20–процентной рентабельности можно окупить инвестиции за 5–8 лет). А это сделает сектор неинтересным для бизнеса. Есть риск, предупреждают эксперты, что доля импорта увеличится в таких условиях до 40–50%, вернувшись на уровень 5–летней давности.

Большинство аналитиков сходятся в том, что рыночная конъюнктура не будет выгодной для свиноводов в обозримом будущем. А значит, нужно искать возможности для повышения эффективности. «Многие даже новые предприятия пока не поработали достаточно над снижением издержек и повышением продуктивности, — уверен глава Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. — А возможности для этого еще есть».

Источник: Колерова В. Бог не выдаст, ВТО не съест //Бизнес–журнал. – июль – 2013. – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.neoconsult.ru/ru/press/media/bog_ne_vidast_vto_ne_sest.html

Вопросы для обсуждения:

1. Какие отрасли является для свиноводческой отрасли смежными (поддерживающими отраслями)? Охарактеризуйте свиноводческий комплекс России, опираясь на национальный ромб М. Портера.

2. Как сказалось на свиноводческой отрасли вступление России в ВТО?

3. Какие методы внешнеторговой политики применяются в регулировании в данной отрасли?

4. Применяются ли нетарифные методы регулирования (скрытые, финансовые, количественные)? Приведите примеры.

5. Может быть, России следует отказаться от производства свинины и сосредоточиться на производстве мяса птицы?





АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ ПО ВУЗАМ
Найти свою работу на сайте
АНАЛИЗ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Курсовые и контрольные работы
БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ, АНАЛИЗ И АУДИТ
Курсовые, контрольные, отчеты по практике
ВЫСШАЯ МАТЕМАТИКА
Контрольные работы
МЕНЕДЖМЕНТ И МАРКЕТИНГ
Курсовые, контрольные, рефераты
МЕТОДЫ ОПТИМАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ, ТЕОРИЯ ИГР
Курсовые, контрольные, рефераты
ПЛАНИРОВАНИЕ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ
Курсовые, контрольные, рефераты
СТАТИСТИКА
Курсовые, контрольные, рефераты, тесты
ТЕОРИЯ ВЕРОЯТНОСТЕЙ И МАТ. СТАТИСТИКА
Контрольные работы
ФИНАНСЫ, ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ И КРЕДИТ
Курсовые, контрольные, рефераты
ЭКОНОМЕТРИКА
Контрольные и курсовые работы
ЭКОНОМИКА
Курсовые, контрольные, рефераты
ЭКОНОМИКА ПРЕДПРИЯТИЯ, ОТРАСЛИ
Курсовые, контрольные, рефераты
ГУМАНИТАРНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ
Курсовые, контрольные, рефераты, тесты
ДРУГИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ
Курсовые, контрольные, рефераты, тесты
ЕСТЕСТВЕННЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ
Курсовые, контрольные, рефераты, тесты
ПРАВОВЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ
Курсовые, контрольные, рефераты, тесты
ТЕХНИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ
Курсовые, контрольные, рефераты, тесты
РАБОТЫ, ВЫПОЛНЕННЫЕ НАШИМИ АВТОРАМИ
Контрольные, курсовые работы
ОНЛАЙН ТЕСТЫ
ВМ, ТВ и МС, статистика, мат. методы, эконометрика
Оформить заказ
Ваше имя *
Ваш e-mail *
Контактный телефон
Город *
Учебное заведение *
Предмет *
Тип работы *
Тема работы/вариант *
Кол-во страниц
Срок выполнения *
Прикрепить файл
Дополнительные условия


Статистика
Онлайн всего: 31
Гостей: 30
Пользователей: 1